Поиск по этому блогу

пятница, 17 февраля 2012 г.

Умри, но не давай поцелуя без любви!


Выданная мне во владение электронная книга переменила мою жизнь к лучшему! Это один из самых лучших девайсов, которые у меня имеются и я не могу нарадоваться на свою разлюбезную Nook. 

Наконец-то реализовалось мое давнее заветное желание - таскать с ссобой целую библиотеку (сейчас у меня закачано около 100 книг) и в свободное время (в основном в метро) к ней обращаться! 

Я по старой доброй традиции всегда читаю несколько книг одновременно. Ведь настроение бывает разное, да и память пока еще способна удержать в себе сюжеты нескольких книг. 
Давно хотела прочитать книгу "Что делать" Николая Чернышевского. Помню, что мне еще в школе было интересно, что книга и о революции и о любви, а уж сны Веры Павловны в пересказе знакомой казались чем-то совсем захватывающим. В школьной программе у нас ее не оказалось, а жаль. 

Местами книга, конечно, вызывает желание пойти на спиритический сеанс и поинтересоваться у Николая Гавриловича, зачем собственно было ПО НЕСКОЛЬКУ РАЗ ОДНО И ТОЖЕ, ОДНО И ТО ЖЕ!!!! И так понятно? Нееееет, давайте обмусолим. Торопиться некуда - интернета еще нет, лошади копытами не спеша цокают, Вера Павловна чай продолжительно пьет. 

Но одной мыслью я, собственно, хочу поделиться, почерпнутой у Чернышевского.
Здравая мысль, верная. Супруги должны жить в 2-х или 3-х комнатной квартире! Люди вообще не должны жить с кем-то в комнате! Ходить друг к другу в гости - это пожалуйста! Но ведь 

"Каждому хочется, чтобы в его внутренней жизни был уголок, куда никто не залезал бы, как всякому хочется иметь свою особую комнату, для себя одного".

Совершенно согласна с вами, дорогой Чернышевский!

И напоследое к несколько понравившихся мне цитат.

Между неразвитыми людьми мало уважается неприкосновенность внутренней жизни. Каждый из семейства, особенно из старших, без церемонии сует лапу в вашу интимную жизнь. Дело не в том, что этим нарушаются наши тайны: тайны более или менее крупные драгоценности, их не забываешь прятать, стеречь; да и не у всякого есть они, многим и ровно нечего прятать от близких. Но каждому хочется, чтобы в его внутренней жизни был уголок, куда никто не залезал бы, как всякому хочется иметь свою особую комнату, для себя одного. 

Поднимайтесь из вашей трущобы, друзья мои, поднимайтесь, это не так трудно, выходите на вольный белый свет, славно жить на нем, и путь легок и заманчив, попробуйте: развитие, развитие. Наблюдайте, думайте, читайте тех, которые говорят вам о чистом наслаждении жизнью, о том, что человеку можно быть добрым и счастливым. Читайте их - их книги радуют сердце, наблюдайте жизнь - наблюдать ее интересно, думайте думать завлекательно. Только и всего. Жертв не требуется, лишений не спрашивается - их не нужно. Желайте быть счастливыми - только, только это желание нужно. Для этого вы будете с наслаждением заботиться о своем развитии: в нем счастье. О, сколько наслаждений развитому человеку! Даже то, что другой чувствует, как жертву, горе, он чувствует, как удовлетворение себе, как наслаждение, а для радостей так открыто его сердце, и как много их у него! Попробуйте: - хорошо!
Порядочные люди сами думают о себе все то, что можно сказать в осуждение им, потому-то, государь мой, они и порядочные люди.

Всякий пусть охраняет свою независимость всеми силами, от всякого, как бы ни любил его, как бы ни верил ему. Удастся тебе то, что ты говоришь, или нет, не знаю, но это почти все равно: кто решился на это, тот уже почти оградил себя: он уже чувствует, что может обойтись сам собою, отказаться от чужой опоры, если нужно, и этого чувства уже почти
довольно.

Видишь невеселые вещи; как же тут не будешь мрачным чудовищем?

Знаешь ли, что мне кажется, мой милый? Так не следует жить людям, как они живут: все вместе, все вместе. Надобно видеться между собою или только по делам, или когда собираются вместе отдохнуть, повеселиться. Я всегда смотрю и думаю: отчего с посторонними людьми каждый так деликатен? отчего при чужих людях все стараются казаться лучше, чем в своем семействе? - и в самом деле, при посторонних людях бывают лучше, - отчего это? Отчего с своими хуже, хоть их и больше любят, чем с чужими? Знаешь, мой милый, об чем бы я тебя просила: обращайся со мною всегда так, как обращался до сих пор; ведь это не мешало же тебе любить меня, ведь все-таки мы с тобою были друг
другу ближе всех. 

А, ну и конечно любимое женское Умри, но не давай поцелуя без любви!